?

Log in

No account? Create an account
Североморск май 1984. - alt17 [entries|archive|friends|userinfo]
alt17

В начало

Североморск май 1984. [May. 24th, 2017|01:49 am]
alt17
[Tags|]

Оригинал взят у fort_i_ko в Североморск май 1984.


Я слышал об этих взрывах. В контексте, как начальство, завидев " грибы" взрыва, ломанулось подальше из Североморска. Но Елене Васильевой в своем блоге удалось подготовить добротный материал на тему. Не могу удержаться, предлагаю вашему вниманию, правда в немного сокращенном формате, так как ЖЖ не позволяет разместить большой материал, но полностью все можно перечитать в первоисточнике.

Официальная версия
17 мая 1984 года (на самом деле 18 мая 1984 года) в городе Североморск, на главной ракетно-технической базе Северного флота, в воинской части 63976, произошли взрывы на складах ракетного оружия. Форма и мощность взрывов были идентичны трем ядерным ударам. Северный флот мгновенно лишился 50 процентов ракетного вооружения.

Сила взрывов была такова, что по Северному флоту была объявлена боевая тревога: «Боеготовность № 1. Фактически!». Подобная форма тревоги используется только при начале войны…
Официальная версия расследования причин пожара - курение в неположенном месте. От окурка загорелся сухой мох, который привел к распространению огня. Виновные были осуждены. Но эксперты выражали сомнение в реальности такой версии. Количество погибших в официальных источниках найти не удалось. В неофициальных источниках называют цифры от 7 до 200 погибших.
Ущерб флоту и городу был причинен гигантский. А по возможным последствиям это был один из самых серьезных инцидентов в истории отечественного флота.

Мой рассказ как очевидца событий

В связи с реформированием армии часть информации о различных происшествиях в воинских частях убирается. Понятно, почему. Но я встречала много женщин, которые зачали (были беременны) в тот период, и дети эти родились с рядом физических отклонений: отсутствовали конечности, недоразвиты гортань, речь. Словом, не раскрыто еще одно преступление химического воздействия на людей.
Именно поэтому я хочу напомнить об одном событии, очевидцем и участником которого была сама.
Это произошло 18 мая 1984 года. 22 мая мне исполнялось 25 лет. И накануне своего юбилея я с друзьями приехала из поселка Росляково Мурманской области в Североморск за продуктами. Мы были на "пятерке". Одному из наших друзей, Виктору, надо было позвонить в другой город, поэтому мы подъехали на центральный Почтампт Североморска (первое и второе фото сделано именно оттуда).
Стояла прекрасная солнечная погода. Тихий вечер. Пока Витя заказывал и ждал переговоров с женой, ребята отошли за пивом. В этот день я их уже не увидела. А я осталась стоять и любоваться пейзажем Североморска, благо, почтампт находится в верхней части города, и Североморск, Кольский залив были, как на ладони.
Вдруг прямо напротив меня, с противоположной стороны города в сопке вылетел сноп серебряных искр, за ним, второй. Оттуда же в сторону города полетели тяжелые предметы. Они не долетали, падали в сопке, выпуская бело-желтые клубы (дыма? пара?). Это видно на первом фото. Все жители, находившиеся на этой маленькой площадке кинулись в мою сторону, чтобы разглядеть, что случилось.
- Е, мое - услышала я возглас одного из офицеров - это же пятый склад!
И он побежал к своей машине...
В этот момент завыли сирены на причалах кораблей, и я увидела, как быстро десятки военных эсминцев отчаливали и уходили от причалов вглубь залива, разворачивались в сторону моря.

Одновременно из той же сопки полыхнул взрыв, раздался вой и в сторону уходивших кораблей полетела ракета (я не знала, что это пусковые носители, но эта "дура" издавала страшный рев). Следом за ней вылетела вторая и направилась в нашу сторону. В полете она виляла, все время меняя свою траекторию.

В голове у меня мигом всплыли все знания по гражданской обороне. Стоявшие рядом люди бросились за здание почты, а я, вспомнила, что если эта летящая махина врежется в дом, то пострадают все. С этой молниеносной мыслью, я оглядевшись, увидала маленькую канавку, наполненную водой, позади себя, и , не раздумывая, навзничь спиной плюхнулась в нее. Ракета пролетела надо мной.
В голове мелькали мысли - сожаления о загубленном белом плаще...
Мой товарищ выскочил, как ошпаренный из почтового отделения. Я в этот момент пыталась вылезти из той канавки.
...Взрывы усиливались...
Он схватил меня за рукав, кинул в машину и, надавив на газ, рванул из Североморска.
- Витька, что это?
- Не знаю, но надо быть от этого как можно дальше. - он прибавил скорость.
Трасса Мурманск - Североморск еще была пуста. Я постоянно оглядывалась назад и вдруг увидала поднимающийся сзади гриб.
- Ядерный... - обреченно выдохнули мы с Витькой.
Или мы ехали все-таки медленно... Нас обгоняли машины. В машинах были только водители.
- Сволочи - сквозь зубы заметил Витька.
- ?
- Посмотри, это офицеры, жен побросали, дезертируют.
Действительно, нас обгоняли машины с офицерами за рулем.
Подъезжая к КПП Мурманска. мы увидели, что шлагбаум открыт, пропуска не проверяются, матросики стоят растерянные.
Витька выскочил из машины и заорал на них:
- Номера машин записывайте, дурни! Это же дезертиры валят!
Старший офицер, стоявший в оцепенении, пришел в себя, и, видимо, дал подчиненным эту команду.

Мы подъезжали к Семеновскому озеру в Ленинском районе Мурманска и увидали, что там уже стоят несколько "скорых". В глазах медиков застывший ужас. Оглянулась назад. Гриб вырос еще больше, но что-то внутри подсказывало, что он не ядерный...
- Стой, сказала я Витьке, возвращаемся.
- Ты чего, сдурела? Там бомбежка!
- Витька, там паника, там детей надо спасать!
Он посмотрел на меня, как на дуру сбрендившую.
- Тебе жить надоело?
- Поворачивай, ссука, трус!
Я не помню, что еще ему кричала, но он развернулся и нажал на газ.
Мы поехали назад в Североморск.
Что бубнил Витька себе под нос, не помню. Его лицо было серым, только белые желваки двигались уж очень заметно.
Помню, что на североморской трассе, ведущий в Мурманск, нам начали встречаться толпы людей - беженцев. Трасса-то одна, других дорог в Мурманск из Североморска нет.
Уже проезжая Кортик, увидели первые военные машины эвакуации. Истошно выли сирены.
Витька жил на Северной Заставе в Североморске. Подъезжая к его дому мы увидели разбитые окна во всех квартирах.
И вот тут началось... Мы попали в ад.
Там уже стояли машины эвакуации, которые забирали людей и отъезжали в сторону Мурманска.
Но как это происходило...
Мужчины, в основном офицеры, отталкивая женщин спешили влететь в эти машины. Следом за ними и женщины. В этой толкатне терялись дети, орали матери, которых потоком заносило в эти машины. Дети оставались на улице.

- Откуда ты это знала? - спросил Витька.
- Не знаю, почувствовала.
И только тут поняла, как мало мы можем сделать со своей "пятеркой".
Мы выскочили из машины, подбежали к испуганным малышам. Им было в среднем не более 5 лет. Перепуганные, зареванные. Взрослые пробегали мимо в эти машины эвакуации. А дети сбивались в эту группу. И ни кому из взрослых до них не было дела.
- Где твоя мама? спросила я у крайнего малыша.
Он протянул ручку в сторону этих эвакуаторов.
- Садитесь в машину, едем за мамами! - сказала я как можно спокойнее.
Витька открыл дверцы жигуля. Дети послушно, и очень быстро стали залезать.
Уместились все!
Витька даванул на газ... Дети перестали плакать, но дышать всем было тяжело. У меня на руках спереди сидело - стояло - сжалось пять малышей, у Витьки на коленях двое и один перед рулем.

Сзади послышался еще один взрыв.
- Куда их теперь? - спросил Витька, почти не видя дороги, т.к. дети заслоняли ему обзор.
Никто не плакал...
- Помнишь "скорые" на Семеновском? туда и отвезем.
Мы подъехали на Семеновское озеро. Скорых там было штук 7-8. Мы открыли дверцу машины. Я заорала благим матом:
- Принимайте!
Врачи кинулись к нам. Казалось, поток выходящих детей не закончится...
- 21 человек!
21 один ребенок - вот сколько их поместилось в "жигули"... Кто-то растерянно их пересчитывал.

Витька посмотрел на меня, все сразу понял по моему лицу и заорал:
- Нет, больше туда не поедем!
Да и я уже начинала понимать, что к горлу подступает ком страха... До этого как-то подобное не ощущалось.
Мы доехали до моих родителей в центре Мурманска. Выли сирены.
Мама спешно собирала сумку с провизией.
- Бежим в убежище!
Примчался отец, который сообщил, что эвакуация отменяется. Опасность не ядерная.

Сели за стол... И поняли, что если сейчас не дерябнем по 100 грамм, что-то случится. Витька мне успел шепнуть, что маме лучше не рассказывать о наших подвигах. Мама молча откуда-то достала бутылку водки.
- Для профилактики...
Выпили все молча...

... Был уже двенадцатый час. Дело к ночи. Правда, ночи Полярные, светит солнце.
Витька стал конючить, что ему надо домой. А скорее всего, разбирало любопытство и тревога за свою квартиру. По телевизору сообщили, что взрывы в Североморске прекратились, опасность миновала.
Мы решили возвращаться.
Мне надо было домой в Росляково, а ему в Североморск.
Пока ехали назад, чертыхались от возмущения: толпы эвакуированного в Мурманск народа двигались назад к родным домам в Росляково, Сафоново, Сафоново1, Кортик и в сам Североморск. Ни одна машина, кроме нашей не возвращалась в Североморск, только люди, родители с детьми. Пешком...
- Давай кого-нибудь возьмем, - предложила я.
- Ты соображаешь? - взорвался Витька - они же нас затопчут, если приторможу.
Но все-таки он остановил машину. На обочине стояла беременная женщина с мужем и 6ю детьми. Стояли в стороне от основной толпы.
- Залезайте, только быстрее...
К нашей машине уже мчалась толпа мужиков.
Семья быстро успела забраться в машину. Витька втопил педали.
- Сволочи - кричали нам вслед!
Кто-то кинул в машину камень.
- Вам куда?
- На Кортик.
- Как вы так далеко оказались?
И пассажиры наперебой стали рассказывать:
- Когда прогремел первый взрыв, мы выскочили из домов, побежали в школу, там бомбоубежище есть. Народу набилось много в школу. И никто не знает, где ключи от бомбоубежища. Слышим, опять взрыв, подбежали к окнам. А взрывная волна выбила все стекла. Крик, вой. Куча раненых, кровь. Мы поняли, что в убежище нам не попасть, выскочили на улицу и бегом на трассу. Там проезжал "козелок" и подхватил нас, вывез в Мурманск. Все автобусы почти порожняком шли, людей не брали.
- Ага, и назад никого не везут сегодня.

Через три дня, как постфактум, я попала в больницу на сохранение, поскольку была беременной на первых месяцах. Там в одной палате со мной лежала женщина, работавшая в штабе флота.
Ее история веселила нас больше всех.
- Нас, штабных, опустили в убежище. Двери задраили. И тут оказалось, что связи с внешним миром нет - телефон не работает. Никакой информации нет. Так и сидели там 4 дня, пока не нашелся смельчак, чином поменьше, кто высунул свой нос наверх и обрадовал нас:
- Третьей мировой не случилось...
Более 500 дезертиров...
Последующий месяц в каждую квартиру прилегающих к Североморску поселков пришли спецевики, и с каждого брали подписку о неразглашении. С меня не взяли, я была на сохранении.

На одном североморском сайте группа энтузиастов - североморцев решила восстановить события того дня. Переношу сюда наиболее правдивые воспоминания со страницы.

Рассказы очевидцев

1. Событие начало развиваться, безусловно, до 18 часов. В 18.10 уже взлетали первые "стартовики". В 18.14 был первый маленький взрыв, после которого выбило несколько крупных витрин в ряде магазинов (например, в "Кругозоре"). Затем процесс пошел очень быстро развиваться "по нарастающей".
2. После объявления тревоги начался выход кораблей из базы. Отошли действительно все. Даже ПМ-ка от 11 причала. Лодки от Окольной успели отвести буксирами. Как и пишет Штабист, остался только "Киров" у 7-го причала. Он стоял в ППР и сразу ход дать не мог. А когда все было подготовлено, то, действительно, последовала команда оставаться у причала и подать БЗ к АК-630, в готовности сбивать стартовики и ракеты, если они пойдут в сторону города. (К визирным колонкам поставили комбатов. Слава богу, стрелять не пришлось).
3. Реальной угрозы аварии с ядерным бозапасом, после отхода лодок от Окольной, не было. (Кто знает фактическое расположение РТБ и хранилищ, легко это поймет). Наибольшую угрозу для города и людей представляло большое хим.облако, образовавшееся после сгорания цистерн с ракетным топливом. К счастью, ветер задул от города.
Однако, общую панику усугубило то, что на некоторых кораблях швартовные команды были одеты в химкомплекты. А на одной 1135-ке даже "догадались" включить на короткое время УСВЗ. Зрителей же в первые 30-45 минут хватало: люди стояли и перед входом в парк и на горушке у ракеты (там особенно много было детворы).
4. Действительно, после объявления тревоги некоторые с погонами на личных машинах рванули в сторону Мурманска. Указаний на закрытие выезда сразу не было, но толковый товарищ с красными просветами на КПП догадался начать записывать номера машин, что и позволило потом произвести "разбор полетов".
Однако абсолютное большинство корабельных офицеров и мичманов рвануло на корабли, еще не зная про тревогу, действуя по своему разумению. Кто был там, помнит эту картину бегущей черной массы по Сафонова вниз, к причалам. (Со многих кораблей сходную смену уже успели отпустить в город, поэтому народу было много).
5. В городе - и в самом деле была неразбериха. Однако некоторые действия делались организованно. Например, фактически ездили машины, объявляя о тревоге, назначенные люди заходили в магазины, на почты, в д/с, объявляя, что учреждения закрываются, т.к. в городе объявлена тревога ПВО. Но, что делать дальше - население, естественно, в большинстве своем не знало. Почти все убежища оказались закрыты и поэтому людей стали просто отправлять "за гору": за Комсомольскую, к Госпиталю и дальше.
6. Очень неприятные моменты пережили те, кто служил в частях около города. Деталей они не знали, а гриб был виден и со Щуки и дальше. А ведь тревога была объявлена отнюдь не учебная. Части фактически выходили по тревоге в районы, как по войне. При этом, все мои знакомые отмечали, что бойцы, т.е. матросы, действовали без традиционных понуканий, перекрывая все нормативы по подготовке техники и развертыванию на позициях.
p.s. Непосредственно в момент событий у нас без специальной команды была задействована фотогруппа и велась запись событий, но все эти материалы вместе с отчетом были переданы потом представителям ОО.

...Ко всему сказанному могу добавить. Не пытайтесь искать виноватых. Их не нашла даже госсударственная комиссия, просто отстранив от командавания частью практически весь командный состав. В преждней должности был оставлен только мой отец, который был в то время замом по технической части, он бегал между взрывам и руководил спасательными работами. А потом пришел домой с обгоревшими волосами и черным лицом от сажи и коппоти, был сильно контужен и практически неделю ничего не слышал.
Я могу сказать только, что одна из официальных версий, это диверсия. Погибло действительно 3 человека, в этот день весь офицерский состав проходил обязательную флюрографию, а матросы были в бане на помывке и в части оставался только дежурный состав...

Из рассказа очевидца, дословно: «когда пожар начался, срабатывали двигатели ракет, ну и они над сопкой взлетать стали. Пачками. Зрелище офигенное было! Мини салют, типа... И народ стоял на улице и лупоглазил. Пока второй взрыв не шарахнул. Кстати, впечатление было жуткое - когда над городом вырастает нечто сильно похожее на гриб... И так несколько раз... Многие думали, что 3-я МВ таки случилась».

После второго взрыва большая часть домов Североморска осталась без стекол. Штаб флота потерял все стекла в окнах. Рухнул стеклянный планшет размером три на десять метров с оперативной информацией фактического расположения кораблей, подводных лодок и самолетов. Большие стекла дома торговли одновременно отошли от стен на метр и рухнули вниз. На седьмой школе просела крыша.
Первая пожарная машина, въезжающая в зону пожара, была уничтожена взрывом. Свидетели наблюдали куски красного металла и колеса от машины в воздухе.
Часть личного состава в.ч. 63976 с офицерами по тревоге, с боевым оружием, выдвигаются на техническую территорию, к месту взрывов и пожара и принимают участие в тушении пожара.
Ветер, дующий от города, относит ядовитое облако взрыва в сторону моря. Это обстоятельство спасло город от тяжелейших последствий контакта с ядовитыми продуктами сгорания ракетного топлива.
После первого взрыва и объявления боевой тревоги «Боеготовность № 1. Фактически!», корабли в срочном порядке начали выходить в море. Все нормативы времени выхода по боевой тревоге перекрыты вдвое. У причала остался крейсер «Киров» . Все противовоздушные системы корабля были приведены в готовность для уничтожения воздушных целей, на случай если ракеты со складов полетят на город. На некоторых кораблях матросы отдыхающей вахты в трусах и тельняшках занимают места на железных креслах зенитных установок. Не смотря на холодную погоду , ни один из них не покинул боевой пост до отбоя тревоги.
У 17-го причала стояла атомная подводная лодка под погрузкой, и в момент первого взрыва ядерная ракета была в стадии погрузки в шахту (с ядерной боеголовкой лежала на причале). Погрузка была осуществлена в кратчайшее время. Еще один подводный атомоход, который при взрыве стоял у самой базы Окольной, отведен буксирами в море.
О том, что в том месте, где встали грибы взрывов, один в один похожие на ядерные взрывы, находятся склады вооружения, знали очень не многие. Поэтому народ сразу решил, что началась война.
Корабельные офицеры, матросы, мичмана, старшины по всему флоту занимают свои боевые посты. Многие бежали из города к причалам, т.к. были в это время на пути домой. На улицах было два потока людей. Черный: офицеры, мичманы, матросы, бежали к причалам и кораблям. Цветной: гражданские люди в противоположную сторону . Многие женщины и дети были в халатах и тапочках. С машин ВАИ, по громкой связи предлагали всем гражданским продвигаться в сторону улиц Колышкина и Комсомольской.

Очевидец писал: «Жил тогда на ул. Сафонова, 25. Делал уроки (мне 17 лет тогда было). С некоторым интервалом прошли 2 пуска ракет (как мне тогда показалось). Позвонил знакомый из 12-этажки напротив и сказал, что боевые корабли уходят от причалов и рассредотачиваются по заливу. Заинтересовался. Взял бинокль и с окна стал рассматривать место , откуда ушли ракеты. Это место как раз было видно в просвет между 11 и 9 домом по ул. Сгибнева. Успел увидеть только густой черный дым, крыши пожарных машин (кажется даже «ураганы» с аэродрома) и мелкие взрывы. Потом все это «подпрыгнуло» и из «под земли» стал появляться огненный пузырь, в секунду превратившийся в очень яркую вспышку (Голливуд отдыхает). От яркого света закрыл глаза. После успел увидеть растущий гриб, и что взрывом выбросило несколько деформированных ракет с поврежденными или прогоревшими корпусами. Потом, дошла взрывная волна и меня сбросило с окна на пол (окно было открыто). Этой же волной вышибло входную дверь в квартиру, причем обе (в этих домах они двойные) . Зашла соседка, жена адмирала, сказала что позвонил ее муж и сказал чтобы мы и соседи оставили отрытыми окна и двери и отошли подальше домов, и что самое страшное уже позади. Что я и сделал. Половина людей из нашего подъезда ушло по ул.Сгибнева к ТЭЦ. Там меня застал второй взрыв. Я машинально отвернулся и хорошо видел как по ул. Сгибнева и ул. Ломоносова прошла взрывная волна - вылетали стекла в окнах. Вечером «Свобода» говорила о возможных десятках тысячах погибших, глушили их по полной. Через 1-1.5 часа после второго взрыва пошли звонки по межгороду: «Живы ли мы?».

Рассказ сына офицера в.ч. 63976 - базы Окольная. Дословно. «Батя мой служил на Окольной. Во время взрыва сестры не было дома! Вот где родители нервов то потеряли. Как оказалось, её с улицы соседка прихватила и потащила с собой в сторону Мурманска. Я всё пытался у Бати выспросить чё да как там было, из любопытства, но он рассказывал стандартную версию про небрежное обращение с огнём. Еще рассказывал, как какой-то матрос или прапор (не помню) по приказу старшего побежал в сопки прятать секретные документы (или что-то просто очень важное и бумажное), да так спрятал, что никто не смог найти эти документы, даже он сам. Так что, может сопки Окольной хранят их до сих пор? А не так давно он, это было как раз в 20-тилетний срок со дня взрыва, намекнул, что секрет про этот случай есть, но правды всё равно никто не узнает. А ещё он говорил, что погибший офицер достоин был бы получить звание Героя Советского Союза, долг свой выполнил, не ушёл с поста, когда кто-то, держа штанишки и подтираясь, скакал по территории с глазами японских мультяшек… Но время было то какое, не хотели шума поднимать, типа ничего не было и Героя не за что давать... Даже посмертно...».

Уникальность ситуации взрыва на Окольной в том, что пожар и взрыв ракетных складов смоделировал ситуацию начала ядерной войны. Взрывы были очень похожи на ядерные по форме и мощности.

Катастрофа на складах ракетного вооружения показала слабые стороны хранения ракет, организации гражданской обороны, эвакуации населения, подготовки бомбоубежищ, информированности населения о действиях на случай войны.

Светлая память погибшим офицерам, матросам и пожарным тушившим пожар складов боевых ракет Северного флота.

Полностью можно прочитать в источнике

LinkReply